Поддержка актуального искусства

Интервью с художником Гошей Точечником

11 февраля, 2018

До 27 февраля в ARTIS gallery проходит дебютная персональная выставка талантливого художника из Иркутска Гоши Точечника. Ключевая составляющая в творчестве художника – точка, на этом и основан его псевдоним. На выставке «Метод остановки секунды» представлено более 30 графических работ и фотографий, созданных художником в период с 2014 по 2018 год. Необычная ювелирная техника со множеством мельчайших деталей, яркие краски и впечатляющая мифология – главные составляющие художественного языка Точечника.

ARTIS: Вы самоучка и долгое время занимались вещами, достаточно далекими от искусства. Что послужило импульсом к тому, что вы начали рисовать?

Гоша Точечник: Накопилось желание создавать свой собственный мир, пространство, в котором тебе уютно. Обычно люди существуют в открытом пространстве, взаимодействуют между собой, а когда рисуешь, можешь создать свой мир, который тебе интересен и жить внутри него.

Я не рисую бытовые вещи, не рисую чувства. У меня какие-то майянские рисунки с современными сюжетами: конец света, нефтяная катастрофа, экономические махинации.

A.: Как родилась ваша необычная техника?

Г.Т.: Случайно! Я начал рисовать ручками потому что это самое простое. Сначала я рисовал вообще везде, на всех листках бумаги, которые мне попадались. Но через месяц уже перешел на большой формат и нарисовал первую большую картину. На самых ранних работах были только абстрактные сюжеты, потом понял, что пространство вокруг них нужно заполнить и придумал заполнять его точками. Одна из первых моих картин с точками находится на выставке в галерее – это «Четыре возраста лягушки». До точек были какие-то запятые, закорючки и работы с незаполненным пространством.

Вообще, я никогда ничего не изучал, не смотрел на чужие работы, все придумал сам и сам рисую. Моя техника со временем изменяется, я добавляю что-то новое. Например, рисую черное на черном, чтобы изображение было видно только под определенным углом или рисую пустой ручкой поверх картины и получается выдавленный рельеф. Но все эти идеи приходят мне в голову спонтанно, я ничего не выдумываю специально. Я обычно что-нибудь пробую, смотрю – прикольно -  и оставляю.

A: Некоторые люди видят в ваших работах влияние азиатской графики. Другие считают, что на вас повлияли байкальские шаманские традиции.  Как вы сами думаете, что на вас повлияло?

Г.Т.: Обычно художники изучают чье-то творчество, смотрят на картины и вдохновляются, но у меня не было такого целенаправленного процесса.

Конечно, мне близки восточные, буддистские изображения божеств, танки (тибетском изобразительном искусстве изображение, преимущественно религиозного характера, выполненное клеевыми красками или отпечатанное на шелке или хлопчатобумажной ткани, предварительно загрунтованной смесью из мела и животного клея – прим.ред.) с рисунками десятиголовых древних сущностей. И шаманизм, конечно, присутствует, но достаточно поверхностный. Кастанеду когда все читали, я не читал, только сейчас собираюсь, потому что чувствую, что это очень близко к моему творчеству. Но все это я не изучал специально, просто мне это близко и я чувствую, что эти вещи каким-то образом это на меня влияют.

Вообще все искусство выходит из меня естественно. Любой может поехать к индейцам, попить пейот (пейо́тль, или Пейо́т — туземное название североамериканского кактуса и приготовляемого из него напитка. Известен, прежде всего, благодаря веществу мескалин, содержащемуся в мякоти стеблей- прим.ред.) и искусственно станет шаманом. Про это как раз картина «Станция мир», про то, как все становятся шаманами, вместо того чтобы работать на нормальных работах. Это такая ироничная картина. У меня тоже был такой этап в жизни, я его тоже конечно перерос (смеется).

А.: Выставка называется «метод остановки секунды». Почему вас так интересует тема времени?

Г.Т.: Во-первых, жизнь летит, время со страшной скоростью проходит. Во-вторых, остановка времени – интересный феномен. Так как ты останавливаешься, ты можешь увидеть одну и ту же секунду из разных мест, рассмотреть с разных сторон. А когда рисуешь точки, одна секунда похожа на другую и один час превращается в 4 часа. Получается, ты сидишь, работаешь, а время куда-то исчезает.

А.: Что планируете делать после выставки? Какие у вас творческие планы?

Г.Т.: Кроме фоток и графики я делаю еще и игру. Это мультипликационный квест про духов времени, про остановку секунды. Одна секунда остановилась и духи путешествуют по ней через специальные дверки. Это будут оживленные фотографии, и нарисованные человечки будут ходить, разговаривать, обмениваться предметами. По сюжету будет напоминать что-то вроде Дона Хуана (персонаж из работ Карлоса Кастанеды – прим.ред.): старичок учит жизни молодого бойца. Но не шаманизму, в простым добрым вещам, воспитывает его. То есть призывает вернуться от шаманизма обратно к учебникам.

Идея игры мне пришла сразу же, как только я начал рисовать картины. Но приступил к этому совсем недавно, купил планшет и теперь рисую на нем.  А после игры очень хочу заняться мультиком, посвященным этим же духам времени. Там будет такой сюжет: старик потерял память, он пытается восстановить все свои знания о мире и ему на попечение дают внука его друга. Старик обучает его жизни и познает окружающую среду вместе с ним. Кроме того, будет куча разных кланов, которые противостоят друг другу. Еще будут шпионы, вербовка, спец.агенты. И все это происходит в мире растений. То есть получается целая зеленая вселенная, типа «Звездных воинов», в которой постоянно будут появляться новые герои.