Contemporary Russian art

ТЕОРИЯ ЦВЕТА, ИЛИ ПОЧЕМУ ЛЕОНАРДО НЕ ПИСАЛ ЯРКО-РОЗОВЫМ

15 June, 2020

Один из наиболее успешных современных художников англичанин Дэмиан Хёрст, тот самый, чью "акулу в формальдегиде" купили за 12 миллионов долларов, не устает говорить, что обожает ярко-розовый. А вот найти подобный цвет в бесценных работах Леонардо невозможно. Почему так?

Великий итальянец не любил розовый? Конечно, всё гораздо сложнее, и для ответа на этот вопрос нужно обратиться к теории цвета - области знаний, созданной художниками и историками, физиками и химиками, психологами и даже нейрофизиологами.                                                                                                 

Важно понять, что восприятие человеком цвета зависит от индивидуальных особенностей. Все цвета подразделяются на ахроматические и хроматические. К первой группе относятся черный, белый и всё вариации между ними. Хроматические, в свою очередь, - это красный, синий, зеленый, оранжевый - все, что не в черно-белой палитре. Человеческий глаз по-разному видит тот или иной хроматический цвет, отсюда, к примеру, путаница с темно-синим и темно-фиолетовым - причина не в оптической иллюзии, а в том, что буквально каждый из нас видит эти цвета по-своему.

Кроме того, цвета переживаются психологически. Впервые об особом "нравственном переживании" цвета задумался Иоганн Гёте на рубеже XVIII-XIX веков. Современные исследователи соглашаются с этим явлением, но спорят о его природе: связаны ли реакция непосредственно с цветом или с ассоциирующимися с ним культурными кодами и символами? Успокаивающее воздействие сине-зеленого и черного как и возбуждение от красно-желтого и белого были доказаны в  XX веке, в целом их можно проследить в том числе и по изменению пульса и дыхания. Разумеется, точное воздействие оттенка на отдельного человека пока определить или предсказать сложно, здесь, как и во многих других исследованиях мозга, предстоит совершить ещё много прорывных открытий.

   

2533.jpg

                               

Довольно популярна теория о том, что, если в языке нет названия какого-либо цвета (например, синего), представители этой культуры не различают его, считая синий и зелёный одним цветом. На самом деле эта идея имеет довольно слабую доказательную базу и была выдвинута в период активной колонизации, чтобы доказать превосходство колонизаторов над конкретным народом Папуа Новой Гвинеи.

В 1969 году Пол Кей и Брент Берлин из Университета Беркли выдвинули теорию, что разные культуры создают название цветов в определенном порядке. Как правило, всё культуры начинали с наименования трёх цветов: черного, белого и красного. Но это не значит, что остальных цветов люди не различали, скорее, это следствие того, что данные три цвета обладают наиболее сложным символическим значением (семиотикой) в разных культурах. Именно от семиотики во многом зависит реакция на тот или иной цвет. Как правило, художники играют именно с этим уровнем ассоциаций. Так, например, Гоген в работе "Желтый Христос" выбирает жёлтый одновременно и как символ болезни (тело мессии на картине уже распято), и как отсылку к солнечному свету.

 

                              Gauguin_Il_Cristo_giallo-2.jpg

                                                                                                                                                                                     

К сожалению, цвета на картине со временем могут искажаться, как правило, становясь более тусклыми и темными. Разумеется, есть и человеческий фактор, но основной причиной этого процесса является само время - шедевры вопреки нашим желаниям не вечны. Они стареют, темнеют, покрываясь банальной пылью, высыхают и разрушаются под воздействием яркого света. В наши дни яркие цвета на шедеврах эпохи Возрождения - в разной степени заслуга реставраторов.

NAMABG-Peplos_Kore_as_Artemis.JPG

Исследователь: Винцентр Бринкман. Реставрация: Альфонс Нойбауэр, Кристоф Бергман, Сильвия Камерье. Вариант в краске: Ульрике Кох-Бринкман, 2007 год. Автор: Marsyas. Лицензия Creative Commons.

Самый известный пример потери цвета - античные скульптуры. Греки не оставляли мрамор белым, а наносили на скульптуры красную, синию и другие яркие краски, иногда добавляя сложные узоры и изображая небольшие сценки. Иронично, что раскрашенные античные статуи кажутся современному зрителю ненастоящими и неправильными.

Во времена Леонардо каждый художник смешивал краски самостоятельно. Пропорции держались в тайне, сами красители были дорогими, редкими и не всегда одинакового качества. Кроме того, художники активно экспериментировали с рецептами, в том числе неудачно - часто краски не ложились на поверхность или красочный слой постепенно превращался в пыль. Самый известный пример не слишком удачного эксперимента с краской - «Тайная вечеря» да Винчи, но есть и многие другие произведения, которые были потеряны по этой же причине.

Сейчас же художники практически не смешивают краски сами, покупая уже готовые в тюбиках. При этом технологический прогресс позволил художникам использовать новые оттенки, которые практически невозможно было получить из натуральных красителей ещё несколько веков назад. В качестве некоего побочного эффекта расширения палитры появилась возможность патентовать цвета. Это до сих пор кажется удивительным, хотя дебаты на это тему отгремели в 1960-х, когда французский художник Ив Кляйн запатентовал «международный синий цвет Кляйна» (International Klein Blue). Впрочем, на самом деле патентуют не цвет, а рецепт изготовления краски: ингредиенты и четкие пропорции.

Возможно, Леонардо да Винчи все-таки любил ярко-розовый также сильно, как Дэмиан Хёрст, и хотел, чтобы его работы имели всполохи кислотно розового. Увы, ни из его картин, ни из его дневников мы об этом никогда не узнаем. Но разве это может повлиять на загадочное обаяние его гениальных творений?

                                                    Без заголовка.jpg   Без заголовка.png