Поддержка актуального искусства

Продажа картин современных художников

Дэвид Киллен, нью-йоркский арт-дилер, купивший содержимое склада в Хо-Хо-Кусе, штат Нью-Джерси, за 15 000 долларов, сообщил, что нашел в нем шесть картин, которые, по его мнению, принадлежат кисти одного из лидеров абстрактного импрессионизма второй половины ХХ века — Виллему де Кунингу. В интервью The New York Post Киллен поделился, что первоначально довольно скептически отнесся к своему приобретению и уж тем более не могут ожидать, что, забрав с полузаброшенного склада груду запылившего мусора, сорвет, возможно, главный куш столетия. Ведь, когда речь заходит о продажа картин современных художников, де Кунинг всегда находится на вершине рейтингов самых дорогих имен.

Дэвид Киллен, нью-йоркский арт-дилер, купивший содержимое склада в Хо-Хо-Кусе, штат Нью-Джерси, за 15 000 долларов, сообщил, что нашел в нем шесть картин, которые, по его мнению, принадлежат кисти одного из лидеров абстрактного импрессионизма второй половины ХХ века — Виллему де Кунингу. В интервью The New York Post Киллен поделился, что первоначально довольно скептически отнесся к своему приобретению и уж тем более не могут ожидать, что, забрав с полузаброшенного склада груду запылившего мусора, сорвет, возможно, главный куш столетия. Ведь, когда речь заходит о продажа картин современных художников, де Кунинг всегда находится на вершине рейтингов самых дорогих имен.

 

Ранее склад, на котором хранились эти и другие невостребованные полотна (всего порядка двухсот), принадлежал сотруднику Музея Гуггенхайма и известному реставратору Оррину Райли. После его смерти в 1986 году склад перешел в собственность его супруги, а затем знакомых семьи, которые самостоятельно вышли на Киллена и предложили выкупить хранившиеся там полотна. Не обнаружив там ничего интересного, Киллен все же согласился на приобретение, заплатив смехотворную сумму — по семьдесят пять долларов за картину. В дальнейшем арт-дилер планировал заработать на перепродаже данных картин на аукционах, организуемых каждые два месяца в собственной галерее, однако ни на какие огромные суммы, понятное дело, не рассчитывал. О том, что среди «второстепенных полотен второстепенных авторов» где-то на складе пылится де Кунинг, галерист узнал уже после совершения сделки.

 

Несмотря на определенные затруднения, связанные с официальной аутентификацией неподписанных картин, сам Киллен и ряд других экспертов уверены в подлинности полотен. Так, аутентичность работ подтвердил один из близких помощников самого де Кунинга, Лоуренс Кастанья. По его словам, найденные картины, стоимость которых по некоторым оценкам может достигать нескольких миллионов долларов, относятся к 70-м годам и сомневаться в их подлинности нет никаких оснований.

 Продажа находок на аукционах, вероятнее всего, начнется в октябре этого года.

 

Проданные картины современных художников

 Эд Мозес, одна из центральных арт-фигур послевоенного Западного побережья и яркий представитель абстрактного направления, родился в Лонг-Бич, штат Калифорния, и попал в мир искусства по воле случае. Желая стать врачом, он поступил на медицинские курсы, но, не справившись с нагрузками, резко сменил учебную программу и поступил на подготовительные курсы в Колледж искусств в Чикаго, где познакомился с художником Педро Миллером, обнаружившим его талант. Позднее, в UCLA он подружился Крейгом Кауфманном, который представил его будущему владельцу галереи Ferus Уолтеру Хоппу. В 1958 году там состоялась первая выставка Мозеса. Там же он знакомится с представителями знаменитой «Прохладной школы» («Cool School») — Бенгстоном, Ирвином, Кинхольцом, Прайсом, Руша — все вместе они расширили границы послевоенного искусства и практически заново воздвигли лос-анджелесскую арт-сцену.

 

Будучи практикующим буддистом, Мозес работал в соответствии с принципом «здесь и сейчас», отзываясь в своих работах на различные обстоятельства, представленные в виде череды закономерных случайностей. Бесконечно увлеченный метафизической, всеобъемлющей силой живописи, он создавал свои произведения, фокусируясь на аспектах временности, протяженности и присутствия — задача художника состояла не в наивной попытке обуздания стихии, а в обретении гармонии с ней. Собственной фигурой Эд Мозес утвердил данный принцип как основополагающий для абстрактной живописи как минимум на полвека вперед. Проданные картины современных художников, на которых оказал непосредственное влияние Эд Мозес, можно встретить в галереях  по всему миру. В 2015-ом году на открытии выставки в LACMA, где были представлены работы художника 60-70-х годов, директор музея Майкл Гован заявил, что творчество Мозеса занимает центральное место в истории искусства Лос-Анджелеса второй половины ХХ века.

 

Красивые картины современных художников   

 

При беглом, невнимательном ознакомлении портфолио Филиппа Барлоу, художника из Кейптауна, может показаться подборкой стилизованных ночных фотографий городских пейзажей, однако при более пристальном знакомстве мы обнаружим, что имеем дело с работами, написанными масляной краской; причем работами, способными претендовать на звание одних из самых красивые картины современных художников. За незатейливым названием — «Ночь» («Night») скрывается причудливая коллекция зарисовок ночной жизни мегаполиса, утопающего в размытом неоне, напоминающем конфетти.

 

Барлоу мастерски использует широко применяемый в фотографии прием бокé в собственных целях, в буквальном смысле размывая грань между рисованным изображением и художественной фотографией. Привнесенные автором наслоения множества световых троп и ярких форм как бы прячут действительное изображение за пеленой сна, добавляя субъективизма и акцентируя внимание к основному предмету. Художник активно прячет out-of-focus здания городского центра с их сияющими в темноте витринами, оставляет одни лишь блики фар от стоящих на перекрестке машин, а фигуры людей изображает в виде абстрактных силуэтов, обретающих собственную бытийность лишь в ношении и отражении света фонарей и неоновых вывесок. Очевидно, что конечной темой для Барлоу являются вовсе не они, а свет, пронизывающий все вокруг, свет как кульминационная точка той реальности, в которой все мы существуем. Свет как основной творческий инструмент самого художника.

 

«Хотя я работаю в рамках давней традиции пейзажной живописи, — говорит Филипп, — мое изображение «видимого» пейзажа лишь средство, с помощью которого я перемещаюсь по территории совсем другой, подлинной природы. Во всем этом нет никакого сюрреализма. Надеюсь, мои работы кажутся любопытно знакомыми и убедительно реальными».