Поддержка актуального искусства

Кто не рискует? Тот, кто пьет шампанское!

3 апреля, 2018

Коллекционирование-захватывающее занятие, в котором возможны неожиданные сюжеты. Кто рискует больше? Тот, кто покупает признанные шедевры или тот, кто ищет их среди нового искусства?

В конце марта ГМИИ им. А.С.Пушкина выставил 82 работы из уникального частного собрания, принадлежащего Томасу и Дафне Каплан – супругам американцам, менее, чем за 10 лет совершившим, казалось бы, невозможную в наше время вещь, с нуля создав значимую коллекцию старых мастеров, в которой сегодня более 250 произведений живописи и графики. Несколько лет назад часть из них выставил Лувр, затем Национальный музей Китая и вот теперь – ГМИИ им. А.С. Пушкина, за которым летом последует Государственный Эрмитаж. Коллекцией восхищаются искусствоведы и зрители, и она в самом деле того стоит: единственный хранящийся в частных руках Вермеер, более десятка полотен Рембрандта, филигранные работы Дау и еще множество великолепных вещей. Но все же, с тех пор, как Капланы начали публично экспонировать принадлежащие им работы в крупнейших музеях мира и беседовать с корреспондентами о проблемах современного коллекционирования, среди вопросов, которые задают им, обязательно присутствует и вопрос о подделках. И он отнюдь не праздный. Ведь даже самые уважаемые аукционные дома и самые респектабельные арт-дилеры, увы, не могут на 100 % гарантировать, что произведение принадлежит именно тому мастеру прошлого, которому оно приписывается, и даже то, что оно вообще принадлежит старым мастерам. Копии и подделки - два призрака, постоянно караулящие коллекционера.

Незадолго до того, как в Москве открылась выставка «Эпоха Рембрандта и Вермеера. Шедевры Лейденской коллекции», на которой экспонируются работы, принадлежащие супругам Каплан, в коллекционном мире разразился крупный скандал, связанный с именем голландского портретиста XVII века Франса Хальса, две работы которого, кстати, имеются и в собрании американских коллекционеров. В центре скандала оказался всемирно известный аукцион Sotheby's, в 2011 году продавший мужской портрет «кисти Хальса» за 10,8 млн. долларов. Анализ, сделанный при помощи недавно появившихся технологий, доказал, что картина не только не принадлежит Хальсу, но и не является вообще произведением XVII века, так как выполнена при помощи современных материалов. Почти одновременно при помощи тех же технологий был выявлен еще ряд поддельных картин «старых мастеров», общая «стоимость» которых приблизилась к 250 миллионам долларов. Среди авторов, картины которых были виртуозно подделаны, оказались Лукас Кранах Старший и Орацио Джентилески, а среди пострадавших коллекционеров, например, князь Лихтенштейна. Этот скандал стал едва ли не самым крупным со времен сенсационного разоблачения в конце 1940-х Хенрикюса Антониуса ван Мегерена – автора поддельных полотен Яна Вермеера Дельфтского и Питера да Хоха, умудрившегося сбыть более десяти «старинных» картин музеям и частным коллекционерам, среди которых был даже Герман Геринг, отваливший за поддельного Вермеера более полутора миллионов гульденов.

Копии - тема менее рискованная, ведь с ними случаются и противоположные истории: некоторые из них неожиданно оказываются подлинниками. Некоторое время назад такая история произошла с картиной все того же Франса Хальса: портрет пивовара Питера Якобса Оликана, считавшийся копией, после тщательной расчистки полотна, занявшей несколько лет, был признан оригиналом, что, естественно, резко подняло его стоимость. Не менее захватывающий сюжет в течение 10 лет разворачивался и с картиной «Венера и Адонис», находившейся в достаточно плохом состоянии и выставленной на продажу в 2005 году одним из аукционных домов во Франции как копия с картины мастерской Тициана. Российский коллекционер, приобретший полотно по цене московской однушки, привлек к его реставрации ведущих европейских специалистов, а также российских искусствоведов, которые смогли доказать, что картина не только значительно старше и создана не в XVII, а в XVI веке, но и что она принадлежит кисти самого Тициана, а не художников его мастерской. Именно с нее были написаны впоследствии несколько копий, хранящихся в различных музеях мира, таких как Национальная галерея (Лондон), Метрополитен-музей (Нью-Йорк), Национальная галерея искусств (Вашингтон), Музей Пола Гетти (Малибу). Добавим, что выводы, сделанные российскими искусствоведами, были подтверждены и их испанскими коллегами из музея Прадо, где ранее хранилась подобная картина, считавшаяся «тициановской». Так пальма первенства, а вместе с ней и потенциальная высокая стоимость, перекочевала из испанского государственного музея в частную российскую коллекцию.

И все же такие истории - редчайшее исключение и прежде, чем их сюжет обретает счастливую для коллекционера развязку, ему, как правило, приходится вложить немалые средства в дорогостоящую реставрацию и проведение сложнейших экспертиз, чья цена вполне сопоставима с «прибавочной стоимостью», которую картина в результате может и не обрести.

Единственный путь, позволяющий быть абсолютно уверенным в том, что ты владеешь именно той вещью, за которую заплатил - приобретать картины, создатели которых могут лично подтвердить свое авторство. Именно так, кстати, поступал когда-то Павел Третьяков, формировавший свою коллекцию живописи из произведений художников-современников, многих из которых он знал лично.

У посетителей мероприятий ARTIS Project и выставок в ARTIS Gallery тоже есть такая возможность – познакомиться с авторами экспонируемых произведений, найти «своего» художника и даже обсудить с ним за бокалом шампанского его творческое кредо. Так что приходите и выбирайте то, что нравится именно вам. Кстати, Томас Каплан, отвечая на вопросы The Art Newspaper Russia, заданные ему перед открытием московской выставки, (http://www.theartnewspaper.ru/), сформулировал «первое правило коллекционирования» именно так: «Покупайте то, что любите. Тогда вы не ошибетесь».

Антонина Варьяш, специально для проекта ARTIS