Поддержка актуального искусства

Тайна потускневшего зеркала

18 марта, 2018

Картина Д.Веласкеса «Венера перед зеркалом», хранящаяся в Лондонской национальной галерее, таит немало загадок. Одна из них – расположенное в центре картины зеркало. 

Сюжет с изображением Венеры, любующейся на себя в зеркало, был популярен еще со времен Возрождения. В 1550-х годах его использовал Тициан, считавший картину «Туалет Венеры» одним из своих лучших творений (рис.2). (К слову, более 80 лет она хранилась в России, в Государственном Эрмитаже, пока не была продана в числе других шедевров во время печально известных «эрмитажных  распродаж».) Еще одним великим художником, которого вдохновил тот же сюжет, был фламандец Питер Пауль Рубенс, создавший свое плотно «Венера перед зеркалом» шестьюдесятью годами позже  Тициана (рис 3).

Испанец Диего Веласкес почти наверняка знал, а, возможно, и видел, обе картины: с Рубенсом, неоднократно бывавшем при испанском дворе, художник был знаком лично, а в Венеции побывал, когда по поручению короля Филиппа IV закупал в Италии полотна для дворцовой коллекции.

Однако, собственное полотно Веласкеса,  написанное  вскоре после его  возвращения из второго  итальянского путешествия, не похоже на творения  других живописцев. И в первую очередь тем, как использовано на нем зеркало.

И Тициану, и Рубенсу зеркало было нужно для того, чтобы полнее отобразить внешность Венеры: у итальянского мастера мы ясно видим одновременно два профиля богини, у фламандского – волосы, ниспадающие на спину, и в то же время прекрасное лицо, на котором различима каждая черточка.

Но у Веласкеса лица Венеры мы разглядеть не можем: в зеркале отражен лишь смутный силуэт. Так обычно бывает, когда с зеркала начинает осыпаться серебряная амальгама, роль которой при изготовлении зеркал  в XVII веке играли ртуть и оловянная фольга. Но старое осыпающееся зеркало как будто не очень вяжется с образом вечно юной и прекрасной богини. Зачем же оно понадобилось Веласкесу? Еще загадочнее кажется это зеркало, когда мы понимаем, что даже видимый в нем размытый абрис божественных черт не более, чем обманка: любой знакомый с геометрией человек, рассмотрев картину заметит, что с того места, где лежит Венера, её лицо попросту не может отразиться в изображенном зеркале. Это первое внешнее впечатления подтверждают  и специально сделанные исследователями чертежи и расчеты.

Стоит ли сомневаться, что такой мастер как Диего Веласкес не мог допустить  подобные  промахи случайно. Так почему же он их сделал? Возможно, потому, что зеркало нужно было ему не для того, чтобы что-то показать, а для того, чтобы что-то скрыть?

Есть все основания думать, что художник заставил зеркало потускнеть намеренно. Таким образом, он скрыл личность своей модели, которой скорее всего была его возлюбленная – художница Фламиния Тривио, с которой у Веласкеса был роман во время его второго путешествия по Италии. Увы, соединить свои судьбы они не могли: Веласкес был женат, а, кроме того,  состоял на придворной службе у испанского короля, который торопил художника с возвращением на родину. Ни презреть свой долг дворянина, оставшись в Италии, ни тайно привезти возлюбленную в Испанию, знаменитую в те времена монашеской строгостью нравов, он не мог. Но все же один из строгих запретов свой страны Диего Веласкес ради любви нарушил.

В отличие от своих  итальянских коллег художники-испанцы не имели права изображать обнаженную натуру. За ослушание грозили строгие санкции, вплоть до отлучения от церкви. Но любовь заставила Веласкеса пойти на риск. По-видимому, работать над картиной он начал еще в Италии и  первоначально на ней вообще не было ни зеркала, ни Амура, который его держит. Кусок холста, на котором они изображены, художник надставил позже. И возможно, что сделать это его заставило полученное уже на родине известие, что его любимая родила сына. Во всяком случае, зрителю, глядящему на картину сегодня, сразу бросается в глаза абсолютно одинаковый и очень характерный каштаново-рыжий цвет волос богини и мальчика. А если посмотреть на полотно внимательнее, то нельзя не − заметить и то, что у Амура нет его традиционных атрибутов: ни лука, ни колчана, ни стрел… Среди документальных свидетельств о Диего Веласкесе сохранилось упоминание о неких таинственных расписках, подтверждающих, что он до конца жизни пересылал в Италию значительные суммы денег. Что касается зеркал, то игра с их таинственными глубинами так увлекла Веласкеса, что он продолжил её и в своем следующем творении – картине «Семейный портрет короля Филиппа IV», вошедшего в золотой фонд мировой живописи под названием «Менины» (рис.4).

Для художниц группы «АИ» - участниц выставки «Амальгама», открывшейся 6 марта в ARTIS Gallery при участии ARTIS Project,  тайны потускневших зеркал стали источником нового вдохновения. Главный образ полотен видео и арт объекта, экспонирующихся на выставке, зеркало, вступающее во взаимодействие с видимой действительностью и порождающее новые ассоциативные восприятия её даже тогда, когда перестает выполнять свою основную бытовую функцию - отражение объекта.

Антонина Варьяш, специально для проекта ARTIS.